View from Within: An interview with Russian entrepreneur Evgeniy Kogan

3_24985_pic_dscn0140These days we read a lot about Russia’s macroeconomic climate and the Kremlin’s plans for boosting growth. But what has this larger story meant for Russia’s business community? Have efforts to make doing business easier succeeded? To find out more, Bear Market Brief spoke to Evgeniy Kogan (pictured right), owner of KORA Ltd., a mid-sized company in Naberezhnye Chelny, Tatarstan. He told us what the crisis has meant for his business, and what makes Tatarstan such an attractive region in terms of its investment climate.

Interview conducted and translated by Aaron Schwartzbaum. The original interview questions and responses, in Russian, are available below. 

 

Hello, Evgeniy Efimovich! We’re glad you could join us. To start, tell us a bit about yourself and your career as an entrepreneur.

I graduated from the Nizhniy Novgorod technical university in 1981. By specialty I’m a mechanical engineer. [After graduating] I started my career in lead designer’s bureau at KAMAZ factory in Nabereznhye Chelny. I worked as a designer until 1988. In 1985 perestroika began in the USSR, [which] legalized private cooperative enterprises. Some friends and I founded a design cooperative and left to work there. I worked on design and accounting/economics (which I had to learn) for the cooperative. In 1991 we founded KORA Ltd., where I’ve worked since. We began by trading in spare parts for automatic bus transmissions and with design work. You сan find the whole story on our site, www.kopa.ru – it hasn’t been updated in a while as we’re preparing a new one, but the whole history is there.

For our readers, could you briefly describe your company? What does it do?

Right now, KORA Group is made of several independent enterprises. Apart from that, we own a share of I-Design company and KamAvtoplast trading house. Roughly 250 people work for KORA Group itself. Intekhplast makes fiberglass composite body parts which are used for buses, automobiles, and agricultural equipment (some 300 tons of yearly output). “KORA” is a mechanical assembly plant that produces gear box switching mechanisms (cable and electro pneumatic) for commercial vehicles and buses, assembles body parts for buses, and manufactures products for agriculture. KORA Engineering works on designs and constructions for the group’s enterprises. We deliver to practically every bus factory in Russia.

Over the past few years, there’s been a lot in the media about the economic crisis – and a certain rebound as of late. But those are, of course, macroeconomic trends. We’re very curious how the overall economic situation in Russia has impacted your company. Have you felt the crisis? The turnaround?

Recalling the last year, over summer and fall 2016 all of the media and official statistics in Russia said there was recession and stagnation. The projections were mostly pessimistic. But for our firms, there was clearly a different economy. We were inundated by orders, hired workers, and we struggled to keep up with our delivery schedule. For our business, we work in the bus industry and are too tightly tied to Moscow’s municipal tender process, which doesn’t let us operate normally over the first half of the year (our output is barely 40% of capacity)… but after winning a tender we’re drowning in orders over the summer until the end of the year. However, our partners and colleagues that aren’t tied to the tender processes were also flooded and our attempts to pass on some of our orders were declined. That concerns mechanical production, electronics, and composite materials. We had to purchase more expensive imported materials in order to continue production – Russian suppliers couldn’t cope with the volumes. At the [Naberezhnye Chenlny Entrepreneurs’ Congress] in November, I heard that the same happened to practically everybody there. We discussed where to find [more] workers – those highly qualified and less qualified.

Only at the beginning of 2017 did the information that there was growth in the manufacturing industry start to appear. It’s possible, of course, that we had some sort of oasis in Tatarstan while the whole country remained in the recession … but I’m more inclined to believe that the statistics significantly lags behind the real economy. That, of course, can work the other way – they declare growth in [various] sectors but in reality there’s decrease. But currently we remain inundated.

For the Russian economy as a whole, its main shortcoming (as it concerns our business) is the unreasonably large role of the state or quasi-state sector. That’s not because it freezes competition or there’s a lot of corruption – that’s a problem as well, but tell me where it isn’t. Just as a consequence of the fight against corruption the tender system has become highly unwieldy. It hasn’t gotten rid of corruption, and it seriously slows down the economy. The time horizon for businesses to plan is no longer than a year. It’s senseless to invest in serious development if you might wind up out of work tomorrow. And not because you’re not competitive, but because you don’t meet the mythical criteria, the basis of which isn’t quality or production efficiency, but the purchase price at tender.

view
A view from near one of KORA‘s enterprises. (Photo: Yandex Maps)

Over here, it’s often written in reports like the Doing Business that Tatarstan may have the best investment climate in Russia. Is that true? If you agree with that description, what explains the region’s success?

Tatarstan definitely stands out from other regions. But to understand why, you need to know some history. Until the end of 1960s [Tatarstan] was a very agrarian region. Despite its oil wealth, which was processed outside of the territory, its only industrial and developed city was Kazan. First Secretary of the Communist Party’s Central Committee [Fikryat] Tabeyev won a decision on the construction of an oil refinery and KAMAZ factory in Naberezhnye Chelny. A powerful industrial hub appeared in the rural heartland, and the republic’s development began.

[Tatarstan] is a national republic with an eastern mindset and a clan system, and at the beginning of the nineties these features manifested themselves vividly. Nationalism, extremes on language, the firing of non-Tatar speakers from state structures … the first leader of the Republic, Mintimer Shaimiyev, succeeded in getting the situation under control. He’s really quite smart. He maneuvered, played on the national level, and secured special status for the region and its own constitution. That allowed the region’s leadership to feel like masters. And not in the abstract sense, but directly. Of course, there was sketchy privatization, clan structures, and other vestiges. But there’s another side of the coin: they don’t feel like placeholders [who] are here today and gone tomorrow, trying to grab fortune in temptation’s way and thinking “to hell with the rest”. The horizon for lifetime planning isn’t 4-6 years, it’s much longer. And Rustam Minnikhanov, who followed Shaimiyev (after [serving as] his prime minister) was just as interested in the Republic’s development. Call it patriotism, his experience as a deputy, being part of the local elite, or self-interest, the result is clear. What difference does the motive make?

For a better sense [of what I mean], it’s worth watching some of the meetings [RUS] of the Council for Entrepreneurship under the President of Tatarstan, especially the second half, [which has] presentations on projects. It seems, that despite [serious drawbacks of the system in Russia], there have been real results. Shaimiyev, and following him Minnikhanov, really are interested in attracting investment and use all their levers of power to help business.

Related to Russia’s investment climate – or Tatarstan’s – what leaves more to be desired? What steps or measures from authorities would help your business to develop?

That’s too big a question for this interview … everything that needs to be done is written about in economic journals. The problem is [the state’s role in the economy]. From [that role] flows the power of officials, a lack of competition, corruption, tender issues. The central authorities try to solve problems by ruling by turning the screws and controlling everything, but we are all humans… the controllers start taking bribes from the inspected, who in their turn accept bribes from those who are at the bottom and so on. The government tightens the screws, but the price of officials’ “services” grows. At the lowest level, the system is improving: many services have become digital and [no longer] depend on the authorities providing them, but this is only in certain sectors. In general I’m not a specialist in macroeconomics, so I can’t offer any reforms… but I’d prefer the state to bring order to land and property valuation regulation. That’s where the worst corruption is.

Last question: on the topic of reform, these days in the Kremlin they’re talking a lot about reducing the regulatory burden [on business], especially as it concerns inspections. Have you noticed any changes as of late?

Again, only about my business. We’ve definitely felt a decrease in inspections. Or more accurately, there’s a clearer system, without anything unexpected. Our business, of course, is not involved in any shady or illegal schemes, we pay taxes, and as far as I understand, we’re in good standing with the fiscal authorities. Periodically we undergo document audits to receive tax benefits. There’s never been an inspection with serious problems – [only] small, technical things, no big fines or penalties. Obviously for this reason they’ve [even] skipped field audits for a year. As it concerns the promises they’ve made of a lessened regulatory burden, they’re definitely being delivered. We’ll see what will happen further… time will tell.

Many thanks, Evgeniy Efimovich! We wish you success.


ORIGINAL:

Здравствуйте, Евгений Ефимович! Мы рады, что Вы могли пообщаться с нами. Сначала, расскажите что-нибудь о себе и о вашей карьере как предприниматель.

Я окончил в 1981 году технический университет в Нижнем Новгороде. По специальности инженер-механик. Получил работу в управлении главного конструкора завода КАМАЗ в Набережных Челнах. Работал конструктором до 1988 года. В Советском Союзе в 1985 началась перестройка, разрешили частные предприятия-кооперативы. Я с друзьями создал консрукторский кооператив и ушел туда работать. Занимался и конструированием и бухгалтерскими делами кооператива, экономикой (пришлось освоить). В 1991 создали закрытое акционерное общество “КОРА” в котором работаю до сих пор. Начинали с торговли запасными частями для автоматических коробок передач автобусов, вели конструкторские разработки. Эту историю легко найти на сайте http://www.kopa.ru . Этот сайт уже не поддерживается (готовится новый сайт), но историю компании можно там увидеть.

Для нашей читателей, можете кратко описать вашу компаню? В чем заключается ее деятельность?

Сейчас Группа компаний “КОРА” состоит из нескольких самостоятельных предприятий. Кроме того, мы владеем частью Дизайнерской компании “I-дизайн” и торгового дома “КамАвтопласт”, которые не входят в группу компаний “КОРА”. Непосредственно в Группе работает около 250 человек. “Интехпласт” изготавливает кузовные стеклопластиковые композитные детали которые используются для автобусов, автомобилей, сельскохозяйственной техники (годовой выпуск до 300 тонн деталей). “КОРА” -это механо-сборочное производство изготавливающее механизмы переключения коробок передач коммерческих автомобилей и автобусов (тросовые и электропневматические), собирает кузовные изделия для автобусов, изготавливает продукцию для сельского хозяйства.

“КОРА Инжиниринг” проектирует конструкции и технологии для предприятий Группы. Мы поставляем продукцию практически на все автобусные заводы России.

За последные годы, много говорилось в СМИ об экономическом кризисе – и в последнее время, о некотором подъеме роста. Но это конечно только макроэкномические тренды. Нам крайне интересно как общая экономическая ситуация в России сказывалась/сказывается на деятельность вашей компании. Почувствовали ли вы кризис? А подъем?

Я не могу говорить за всю Россию. Могу только за свое предприятие, партнеров и тех с кем так или иначе активно общаюсь (тех кто откровенно говорит о реальности своего бизнеса, а не парадную информаци). Так или иначе это порядка сотни предприятий Татарстана или автомобильной отрасли. Поэтому расскажу что было у таких предприятий.

Напомню период 1 года. Летом и осенью 2016 года все средства информации России и официальные статистические данные говорили, что в стране спад и стагнация. Прогнозы были скорее пессимистические. А вокруг наших предприятий, очевидно, была другая экономика. Мы были завалены заказами, набирали рабочих и с трудом справлялись с соблюдением графика отгрузок. Ладно наше предприятие, мы работаем в автобусной отрасли и слишком сильно завязаны на муниципальные Московкие тендерные процессы, которые первое полугодие не дают нормально работать (объем едва составляет 40% мощностей), а после выигранного тендера заваливают заказами летом и до конца года. Но и партнеры, коллеги предприниматели, которые не связаны с тендерными процессами, были тоже заваленны заказами и наши попытки передать часть заказов партнеров встречались с отказами. И это касалось механического производства, электроники, производства композитного сырья. Нам приходилось приобретать более дорогое импортное сырье, чтобы не остановиться. Поставщики российского не справлялись с объемами. В ноябре на съезде предпринимателей города я услышал, что это происходило практически у всех присутствовавших. Это не менее 300 человек. Обсуждался вопрос где взять много квалифицированных, и не очень, рабочих.

И только в начале 2017 года начала появляться информация, что в перерабатывающих отраслях начался подъем. Возможно, конечно, что это у нас в Татарстане такой “оазис”, а вся страна пребывала в “нокдауне”. Как в том анекдоте вокруг шабат, а у меня хей. Но я боьше склоняюсь к мысли,что статистика сильно отстает от реальности. Конечно, это действует и в обратную сторону. Заявляют что в отраслях подъем, а в реальности может быть реальный спад. Но пока мы по прежнему завалены заказами.

Если говорить о Российской экономики, то основным ее недостатком (это конечно то что касается нашего бизнеса)  является не разумно большая доля государственной , или псевдогосударственной экономики. И это не потому что она тормозит конкуренцию или много коррупции (это конечно тоже есть, но скажите где ее мало) . Просто следствием борьбы с коррупцией стала тяжеловесная тендерная система. Коррупцию это не искоренило, а экономику серьезно замедляет. Горизонт планирования у бизнеса-не больше 1 года. Безссмысленно инвестировать в серьезное развите, если нет никакой уверенности, что завтра ты окажешься не удел. И не из-за неконкурентной продукции, а потому что не соответсвуешь мифическим критериеям, основным из которых является не качество и эффективность продукции, а покупная цена на тендере.

У нас часто пишется в разных докладах вроде Doing Business, что в Татарстане может и самый привлекательный инвестклимат в России. А действительно так? Если Вы согласны с этим описанием, чем объясняются успехи региона?

Татарстан действительно выделяется на фоне других регионов. Но чтобы понять почему нужно напомнить немного истории. До конца шестидесятых это был глубоко аграрный регион. Несмотря на нефтяные богатства, которые перерабатывались вне его территории, единственным промышленным и развитым городом была Казань. Первый секретарь ЦК КПСС Табеев добился решений о строительстве нефтеперерабатывающего завода в Нижнекамске и КАМАЗа в Набережных Челнах. В сельской глубинки появился мощный промышленный узел. В республике началось развитие промышленности. Республика нацинальная, с восточным минталитетом, клановостью. В начале девяностых эти особенности проявились ярко. Националистические движения, перегибы с языком, увольнением из госструктур лиц не владеющих татарским языком. Первому руководителю республике Минтимиру Шаймиеву удалось удержать ситуацию под контролем. Он реально очень умен. Лавировал, играл на национальной карте, добился особого статуса региона, собственной конституции ресублики. Это позволило руководителям региона почуствовать себя хозяевами. Не в переносном смысле,в прямом. Конечно “прихватизация”, клановость и прочие “рудементы”. Но у этой медали есть другая сторона: они не чувствуют себя временщиками: ухватить что плохо лежит, а там хоть трава не расти. Горизонт жизненного планирования не 4-6 лет, гораздо больше. И пришедший за ним Рустам Миннеханов (при Шаймиеве -премьер министр) такой же заинтересованный в развитии республики. Можете назвать это патриотичностью, можете наместничеством, байством. личным интересом, но результат на лицо. А какая разница результату что было мотивом. Чтобы лучше понять советую посмотреть пару заседаний Совета по предпринимательству при президенте РТ (https://www.youtube.com/watch?v=LTecuI7jmok ) или набрать в youtube “совет по предпринимательству при президенте РТ”. Особенно во второй половине, когда докладывают проекты. Казалось бы при всех серьезных недостатках такой системы в России она дала реальный эффект. Шаймиев, а за ним Минниханов реально заинтересованны в привлечении инвестиций и включают все возможные для них рычаги для помощи бизнесу.

Применительно к вопросу инвестклимата в России – или в Татарстане – что оставляет желать лучшего? Какие шаги или меры со стороны властей помогли вы развитию вашего бизнеса?

Это слишком большой вопрос для интервью. Все что надо делать много пишут в экономических изданиях. Проблема в том что  в экономике много государства . Отсюда и власть чиновников, мало конкуренции, коррупция, тендерные проблемы. Верховая власть пытается решить проблемы закручивая гайки и пытаясь все контролировать , но люди есть люди. Контролеры начинают брать взятки у тех кого контролируют, а те у нижнего слоя и т.д. Закручиваем, а стоимостть “услуг” государственного чиновника растет. На низшем уровне система улучшается: многие услуги стали цифровыми и не зависят от человека его выполняющего, но это только в определенных областях. Вообщем я не специалист в макроэкономике, я бы предпочел чтобы государство навело порядок в земельном и кадастровом законодательстве. Здесь самая большая коррупция.

 И последний вопрос: насчет реформ, в Кремле теперь часто говрят о желании снизить бремя регулирования, особенно в связи с проверками. Наметили ли Вы какое-нибудь снижение проверок за последнее время?

Опять же только о своем предприятии. Мы реальном почувствовали уменьшение проверок. Точнее появился определенный порядок. без неодиданностей. Наше предпрятие вообще не раьотает по серым или черным схемам, платит налоги и зарплаты и, как я понимаю , у фискальных органов на хорошем счету. Периодически проходим камеральную проверку (предоставление документов для обоснования льгот). Не было ни одной проверки с серьезными проблемами. Мелкие нарушения технического характера. Не большие штрафы или пени. Очевидно , поэтому даже один год пропустили выездную проверку. По отношению к нам обещание уменьшения бремени регулирования точно выполняется. Как будет дальшу увидим.

Огромное спасибо Вам, Егвений Ефимович! Желаем Вам успехов.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s